Золотые отходы: регоператоры собирают деньги не только с населения, но и с переработчиков, которые покупают этот мусор

«Мусорная реформа» стартовала по всей России с 1 января 2019 года. С этого времени все полномочия по сбору, вывозу, сортировке, утилизации, обезвреживанию и захоронению ТКО передаются региональным операторам. В Свердловской области Северную административно-производственную зону с центром в Нижнем Тагиле обслуживает компания «Рифей», Западную с центром в Первоуральске — ООО «ТБО Экосервис», Восточную с центром в Екатеринбурге — ЕМУП «Спецавтобаза».

Помимо того, что мусорная реформа вызвала массу вопросов у горожан — люди были возмущены величиной тарифов на вывоз мусора, оказалось, что серьезный удар реформа нанесла по бизнесу по переработке вторсырья, сообщает DK.RU.

Участники рынка рассказали изданию, что согласно новым законам, сортировочные компании, которые раньше работали на полигонах, больше не имеют права продолжать деятельность. Если до реформы мусоросортировочные компании заключали договор с полигонами, чтобы получить доступ к сырью, то теперь контроль над полигонами перешел к региональным операторам, а сортировочные компании оказались вне закона. При этом региональные операторы в Свердловской области сами мусор не сортируют и в ближайшие годы не собираются так как первый завод появится не ранее чем через 4 года. В итоге на рынке возник дефицит сырья.

Однако министр энергетики и ЖКХ Свердловской области Николай Смирнов отметил, что жалобы малого и среднего бизнеса на дефицит сырья — миф. Также министр поведал другой интересный момент: теперь чтобы получить доступ к отходам, мусоросортировочные компании должны заплатить регоператору.

«Те, кто заключил официальные договоры с операторами на получение сырья через сетки, его получают. Прекратили получать сырье только те, кто незаконно пытались его добыть: нанимали бомжей, например. Этот незаконный оборот уменьшился.

Правом на вывоз мусора и дальнейшую работу с ним сегодня обладает только региональный оператор. Даже если он не сортирует сам, он может нанять сортировочные компании. Весь мусор перешел на официальные полигоны, оттуда можно забирать сырье, если заключить с оператором специальный договор.

Если организация, которая платит все налоги, зарплату сотрудникам, легально работает, хочет на законных основаниях получать сырье, то она должна обратиться к региональному оператору и сказать: мы фирма «ХХХ», хотим заниматься ручной сортировкой на полигоне. Нет проблем, заключается договор.

Если кто-то из переработчиков хочет поставить сетки и получать из них сырье, то с оператором заключается договор, и проблемы нет. Важно понимать: если переработчик намерен дальше продолжать легальную деятельность, то он должен заключить договор с региональным оператором, который будет поставлять им сырье.

На легальный бизнес по переработке вторсырья новая схема влияет только положительно. Мы уже разговаривали с теми переработчиками, которые работают по легальным договорам. Они очень рады, потому что у них теперь есть гарантированный объем сырья. А незаконный бизнес компаний, которые получали сырье незаконно — нанимали бомжей, копались по контейнерам — прикрыт.

Мы видим, что сетки по сбору пластика как стояли, так и стоят. Да, у нас уменьшится поток пластика, который шел с несанкционированных свалок, значит, уменьшится поток несанкционированного сбора мусора»,- рассказал министр.

Однако представители компаний рассказывают, что даже за деньги не могут купить пресловутый мусор.

«Уж не знаю, что они министру докладывают, но его представления о том, что переработчики не испытывают дефицита сырья и что мы спокойно можем купить его у операторов, — иллюзии. Если Николай Борисович не будет представляться министром и попробует заключить со Спецавтобазой договор на поставку сырья, то ему сразу станет понятно, какая ситуация сложилась. У этих операторов никакой сортировки нет, что они будут нам продавать? Вся сортировка, которая была раньше, больше не работает. Нам предлагают забирать сырье из сеток. Но в этих сетках много того, что мы переработать не можем. Кроме того, ценное для нас сырье: бутылочки от шампуня, гелей для душа, лейки и прочее люди выкидывают в мусорный контейнер. Оператор мог бы нам продать это сырье и заработать деньги, а не везти это на полигон и закапывать.

Мы сами никогда мусор не сортировали, мы переработчики. Я вам могу точно сказать, что ни одна крупная сортировочная компания в городе не может сейчас снабдить сырьем переработчиков вторсырья. Ни у одной сортировочной компании города сырья нет! Если у Николая Борисовича другая информация, если у него есть список компаний, которые готовы бесперебойно поставлять сырье, я буду благодарен за эту информацию. Сейчас я купил сырья на два-три дня, а дальше линия опять встанет.

Нам говорят: заключайте договор со Спецавтобазой. Поверьте, договориться с ними невозможно, я два года пытался заключить с ними контракт на покупку сырья и ничего не добился. Раньше они говорили: высылайте коммерческое предложение, мы рассмотрим. Проходил месяц, я спрашивал, посмотрели ли они. Они отвечали, что мы предлагаем слишком низкую цену, шлите другое коммерческое предложение. И так бесконечно. Они, похоже, не заинтересованы в том, чтобы получать прибыль.

История по то, что переработчики могут попроситься к операторам на полигоны и вручную сортировать там сырье — странная. Работает один полигон, представляете, сколько машин туда в сутки приезжает. И вот едет самосвал, вываливает мусор, люди накидываются на него, чтобы что-то отсортировать, а тут же подъезжает второй самосвал. Это как? Думаю, что никто в таких условиях работать не будет.

Что касается легальности нашего бизнеса, то не сомневайтесь, мы работаем в рамках закона. Так что все разговоры про то, что легальный бизнес не испытывает трудностей — только слова. Хотите, проверяйте. У нас официальный вид деятельности: переработка сырья. Трудоустроено в компании семь человек, налогов в год платим по 1 млн руб. И вот мы, легальный бизнес, не можем купить сырье, а между тем, мы способны перерабатывать по 100-200 тонн сырья в месяц. И самое обидное, что мы хотим перерабатывать то, что сейчас закапывают в землю, а возможности у нас нет»,- рассказал DK.RU коммерческий директор компании Уралпрофэлит Юрий Глухов.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.