Миллиардер потратил все деньги на строительство уникального медицинского центра, Минздрав поставил его на грань уничтожения

История с грустным концом: Владислав Тетюхин создал уникальный прецедент, вложив миллиарды в российскую медицину, однако государство этого не оценило.

86-летний Владислав Тетюхин — бывший совладелец «ВСМПО-Ависма» решил создать прецедент: вложить все свои деньги в российскую медицину. Из «титанового короля» он превратился в «святого миллиардера». Во-первых, потому что клиника, равная лучшим в мире по всем параметрам, появилась далеко от столиц. Во-вторых, в головах многих не укладывалось, как можно, находясь на 153 месте в списке Forbes с состоянием 690 миллионов долларов, инвестировать их в провинциальную медицину. Не в акции, шедевры живописи, яйца Фаберже или футбольные клубы Европы. А в здоровье простых уральцев.

В сентябре 2014 года Тетюхин открыл Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр в Нижнем Тагиле. Главные направления деятельности: области травматологии и ортопедии. На этот проект миллиардер потратил большую часть своего состояния — 3,3 млрд рублей. В 2015 году журнал Forbes называл Тетюхина одним из лауреатов в номинации «Филантроп года».

В центре собрались лучшие врачи со всей России, однако уже через четыре года уникальный госпиталь оказался на грани уничтожения: Минздрав Свердловской области год за годом сокращает объёмы госпитализации за счёт средств областного бюджета. По заявлению директора госпиталя жить уникальному центру осталось три месяца. Некоторые эксперты видят в ситуации попытку захвата некими структурами.

Благими намерениями

Всю предыдущую жизнь Владислав Тетюхин занимался металлом. Москвич, после института он попал по распределению на завод ВСМПО в городке Верхняя Салда. В 1976 году защитил в Москве докторскую диссертацию, в начале 1990-х вернулся на предприятие уже в статусе директора. После приватизации ВСМПО они с бизнес-партнером Вячеславом Брештом стали владельцами 60% акций. К середине 2000-х корпорация «ВСМПО-Ависма» занимала около трети мирового рынка титана, обеспечивая 30–50% потребностей в этом металле таких гигантов, как Boeing и Airbus.

Идея построить медицинский центр появилась после продажи контрольного пакета «ВСМПО-Ависма» госкорпорации «Ростехнологии» в 2006 году.

«Медицина — это его главная любовь после титана и авиации», — говорил о бывшем партнере Вячеслав Брешт.

В сентябре 2014 года Тетюхин открыл Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр. На этот проект он потратил большую часть своего состояния — 3,3 млрд рублей. Еще тогда злые языки говорили: «купил бы лучше футбольный клуб».


Это все госпиталь, включая жилые корпуса

Своя земля

Тетюхин всегда считал, что Верхняя Салда не выглядит так, как должен выглядеть город, в котором находится титановый гигант, вспоминает Брешт. И постоянно доказывал тогдашнему губернатору Свердловской области Эдуарду Росселю, что, если снизить налоговую нагрузку на ВСМПО, завод сможет вкладывать больше денег в развитие города. Договориться не удалось, и Тетюхин решил инвестировать в развитие моногорода сам.

За несколько лет до этого ему в Германии сделали операцию на колене. Клиника обещала поставить на ноги за несколько месяцев, что позволяло Тетюхину успеть подготовиться к новому горнолыжному сезону. Именно такой медицинский центр он и решил построить в Верхней Салде. Но здание местного военного госпиталя оказалось непригодным для современной клиники. Проект переехал в Нижний Тагил — тоже не самый процветающий город, несмотря на наличие крупных предприятий таких как НТМК и Уралвагонзавод.

Тетюхин выбрал подрядчиков, у которых был участок с разрешением на строительство недалеко от вокзала, и в апреле 2010 года перевел им 135 млн рублей аванса. Но Роспотребнадзор установил, что участок не подходит для медцентра по санитарным нормам: находится слишком близко от промышленных предприятий. Вернуть удалось только 98 млн рублей.

«Хорошо, что эта история не отбила у него желание продолжать проект», — говорил экс-мэр Нижнего Тагила и бывший директор НТМК Сергей Носов в интервью Forbes. Город подыскал новый, больший по площади участок (7 га), подвел к нему коммуникации.


Если бы регистратура всех больниц выглядела так. Тетюхин лично выбирал мебель и цветовое решение

В январе 2012 года стройка запустилась. Проектированием занималась немецкая компания KBV, которая активно работает на Урале — строила частную хирургическую клинику «УГМК-Здоровье» в Екатеринбурге, перинатальный центр в Нижнем Тагиле, роддом в Верхней Салде.

Но вскоре после того как Тетюхин нашел подрядчиков, которые его устраивали, у него кончились деньги. Бизнесмен объясняет нехватку средств тем, что проект в Тагиле стал более масштабным.

Стартап Тетюхина

После сделки с «Ростехом» у него осталось около 4% акций «ВСМПО-Ависмы», но и их пришлось продать.

«Сейчас у меня акций нет, все продал», — признавался Тетюхин. Он обратился за господдержкой.

В отреставрированном особняке Министерства здравоохранения Свердловской области на презентацию проекта Тетюхина собралось почти все руководство ведомства — министр, его заместители, руководители департаментов.

«Нам постоянно приходилось его приземлять, планы у него были грандиозные», — вспоминает замминистра здравоохранения области Елена Чадова.


Во всех коридорах висят репродукции картин. Пациентам надо как можно больше ходить, а так они могут ещё и полюбоваться живописью

Тетюхин хотел специализироваться на ортопедии, вертебрологии (лечении позвоночника) и заниматься эндопротезированием. Для области такой центр был бы спасением: ежегодно в местных клиниках делают 2000 операций по эндопротезированию, еще 2000 пациентов направляют в другие регионы, но очередь все равно составляет около 3500 человек.

«Пациентов все больше. Можно жить и без протеза, но если сделать операцию, то уровень жизни повысится», — объясняет Чадова.

Однако сейчас именно квоты стали камнем преткновения: в областном Минздраве заявляют что очередей уже нет, как и самих пациентов.

Проект Тетюхина в министерстве понравился, но ему рекомендовали расширить специализацию, что экономически более выгодно. Бизнесмен возражать не стал.

После одобрения Минздравом и местной Думой губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев лично рассказал президенту Владимиру Путину о проекте медицинского центра, который бывший глава «ВСМПО-Ависма» строит за свой счет, и доложил, что не хватает 1 млрд рублей.

«Прошу рассмотреть. Дело хорошее», — размашисто написал Путин на обращении.

«Конечно, президент хорошо отнесся. Я вообще считаю, что это гражданский подвиг Тетюхина», — говорил Куйвашев в интервью Forbes. В итоге за 1,2 млрд рублей государство получит 20–25% в медцентре.

«Он был готов отдать государству и больше, лишь бы достроить центр», — говорит старший сын Тетюхина Дмитрий.

Деньги выделялись через «Корпорацию развития Среднего Урала» — это структура регионального правительства, через которую область участвует в совместных проектах с частными инвесторами.

«Патриарху титановой отрасли» решать проблемы финансирования было проще, чем другим высокотехнологичным стартапам. Пару раз, когда задерживали деньги, он звонил уже сенатору Росселю, тот помогал ускорить процесс. Россель же познакомил его и с Вероникой Скворцовой, министром здравоохранения России.

В августе 2014 года Уральский медицинский центр получил лицензию, а в сентябре начал делать операции.

Две смены

Яркие стены отделений медцентра — у каждого свой цвет — увешаны репродукциями импрессионистов, которые Тетюхин выбирал лично. В такой обстановке, считает он, пациенты быстрее восстанавливаются, да и врачам работать приятнее. В 2015 году у Тетюхина работало почти 60 врачей, из них только четверо местных. Дело в том, что с другими больницами Свердловской области было заключено джентльменское соглашение о непереманивании специалистов. «Нельзя запретить человеку, если он хочет. Но никакой пропаганды нет», — говорит Тетюхин. «Соглашение действительно соблюдается, никаких конфликтов не было», — подтверждала Елена Чадова. С медсестрами дело обстоит проще, в Тагиле есть медучилище.

Откуда специалисты? В центре несколько «колоний», как называет их Тетюхин, — из Томска, Тюмени, Омска, Забайкалья, Оренбурга. Пять врачей из Донецка и Луганска переехали в Нижний Тагил после начала конфликта на юго-востоке Украины. Центр оплачивал докторам дорогу на собеседование. «Из столиц очень сложно привлечь специалистов», — признается Тетюхин.

«Это не те люди, что бегут за морковкой. Они — ученые. Им важен процесс! Как сложится жизнь — никто не знает. Они могут завтра уехать в Москву, Питер, Берлин или Нью-Йорк. Это их дело. Но сегодня им интересно у нас. Мы сделали для них нормальное достойное жилье. Большой благоустроенный дом с одно-, двух и трехкомнатными квартирами, парковки, детские площадки. Зарплата в среднем 77 тысяч рублей: реальный интервал от 40 до 120 тысяч рублей. Сестры тоже не в обиде»,- рассказывал год назад Тетюхин.

Тетюхин построил на территории медцентра шестиэтажные дома для персонала. А вот зарплаты в центре не рекордные.

«Мы предупреждали, что не можем платить деньги, к которым они привыкли. Мы еще строим», — говорит Тетюхин.

Чем заманивают специалистов? Возможностью работать с современным оборудованием и продолжать научную деятельность. Ведущие хирурги, по словам бизнесмена, уже побывали в клиниках Германии и Словении.

Бизнес-процессы Тетюхин отстраивал по европейским стандартам. Дежурства отменил. Зато операционные были загружены в две смены. Его сын Дмитрий поясняет, что современные операционные (их в центре пять) «жутко дорогое удовольствие», поэтому нужно минимизировать простой.

За три года в центре сделали около 16800 операций, из них около девяти тысяч — это ортопедические; 5600 — эндопротезирование коленных и бедренных суставов. Большую часть операций оплачивает Минзрав по ОМС.

Однако бюджет не покрывает в полном объеме реабилитацию после лечения. Это разрушает концепцию Тетюхина: в его центре реабилитации уделяется едва ли не больше внимания, чем самим операциям. Процесс восстановления разбит на три этапа. Неделя в послеоперационной палате, потом пациента переводят в отделение реабилитации. На заключительном этапе пациенты живут вне больницы — на территории есть гостиница. С ними занимаются 20 инструкторов — для полного комплекта, говорит Тетюхин, надо набрать еще столько же. Тренажеры бизнесмен отбирал лично: закупил последние модели немецких и итальянских производителей. «Это типичный подход инженера. То, что сейчас лучшее, через 5–10 лет будет середнячком», — рассуждал экс-мэр Сергей Носов.

Тетюхин сам разрабатывал методику реабилитации, изучив весь арсенал. Дмитрий Тетюхин вспоминает, что во время визитов в Москву отец набрал в магазине медицинской литературы целую тележку книг. «Это же для студентов начальных курсов», — пытался он отговорить отца, но учебники все равно поехали в Нижний Тагил отдельной посылкой.

По плану через реабилитационное отделение Тетюхина смогут проходить десятки тысяч пациентов в год. Но для этого нужно построить гостиницу на 550 мест.

«Для него это социальный проект, но любой проект, конечно, должен быть рентабельным», — рассуждает Тетюхин-младший. Сам бизнесмен на возврат состояния не рассчитывает: всю прибыль он вкладывает в медцентр.

В 2017 году Владислав Тетюхин стал почётным жителем Нижнего Тагила.

До закрытия осталось три месяца

Владислав Тетюхин заявлял, что реабилитационный центр должен окупить себя через 10-11 лет, но при условии полной загрузки. Однако с притоком пациентов у медицинского учреждения проблемы были с самого открытия. Пациентов клинике хватало, но не было квот на их лечение.

Дело в том, что центр открылся в разгар падения доходов населения. Кроме того, как отмечает основатель центра, большая часть операций, проводимых в центре, приходится на людей в возрасте от 60 лет. Большую часть пациентов центру могли поставить по государственным квотам. Соответственно, операции оплачивались за счет бюджета или ТФОМС.

В 2015 году для увеличения нагрузки на центр президент РФ Владимир Путин во время поездки в Нижний Тагил поручил предоставить клинике федеральные квоты. Однако с того времени ситуация не изменилась.


25 ноября 2015 года Владимир Путин пролетал над центром Тетюхина. Губернатор Евгений Куйвашев воспользовался моментом и попросил помочь загрузить клинику. «Скворцовой. Нужно поддержать. Доложите», – написал Путин.

В 2017 году Минздав запретил госпиталю проводить операции на позвоночнике. В совокупности Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр был загружен только на 60%. В основном пациенты поступают в клинику по квотам областного минздрава или в рамках межрегионального партнерства.

Ситуация резко ухудшилась в 2019 году: по словам Владислава Тетюхина медучреждение получило квоту всего на 3500 операций по ОМС, что на 1100 меньше, чем в 2018 году. И виноват в этом, считает руководитель Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра, областной министр здравоохранения Андрей Цветков, который намеренно уничтожает госпиталь.

«Это ужасная реальность, – рассказал Тетюхин в интервью ЕАН. – Наш «горячо любимый» областной Минздрав на 2019 год выделил нам на 22,4% меньше квот на госпитализацию по ОМС. Конечно, ТФОМС тут не виноват, он только оплачивает операции. Тон в данной ситуации задает Минздрав, а дирижёр всего этого – господин Цветков (министр здравоохранения Свердловской области. – Прим. ред.). Это чудовищно! Такое чувство, что нас планомерно уничтожают».

Почти 300 сотрудников центра написали открытое письмо свердловскому губернатору Евгению Куйвашеву, в котором заявили, что госпиталю осталось жить три месяца.

«И за счет платных услуг мы не можем увеличить количество операций. Нет у нас того населения, которое может платить. В Европе операция стоит от 8 до 12 тысяч евро. У нас примерно 3,5 тысячи евро. При том, что условия у нас потрясающие. Все операционные по последнему слову техники — в Европе не везде есть такое оборудование»,- еще в прошлом году говорил Тетюхин.

Владислав Тетюхин утверждает, что областной министр здравоохранения Андрей Цветков намеренно дискриминирует его центр, перераспределяя квоты другим лечебных учреждениям.

Однако некоторые эксперты видят в ситуации куда более глубокие корни: по их мнению идет планомерный захват госпиталя некими структурами, тем более что Владиславу Тетюхину, на котором и держится весь центр, уже 86 лет.

«Масса проблем в медицине. Мне кажется, система здравоохранения работала более продуктивно для людей в советское время. Была деформирована в девяностые. И эта деформация сохранилась до сих пор. Как из этого состояния выбраться в нормальное — сказать сложно. Но, тем не менее, мы — каждый, кто связан с медициной, — должны делать все возможное, чтобы оказывать помощь на соответствующем уровне»,- говорит Тетюхин.

Офшор

Одной из причин такого отношения Минздава к центру источники называют его регистрацию в офшоре. По данным системы СБИС, конечными бенефициарами госпиталя являются компании, зарегистрированные за пределами РФ: «Паренако холдингз лимитед» (81%), «Инвестсаут лимитед» (9%) и «Стэншоу лимитед» (8%).

Исполнительный директор госпиталя Алексей Щелкунов назвал это спецуляциями, подтвердив что «в акционерном капитале госпиталя ВИТ есть несколько участников, некоторые из которых зарегистрированы на Кипре. Но Кипр не входит в перечень оффшорных зон».

Но как признаются пациенты, им без разницы где зарегистрированы собственники учреждения, пролечившись бесплатно в центре Тетюхина, возвращаться в муниципальные больницы больше желания нет.

В социальных сетях можно прочитать десятки гневных комментариев, авторы которых клеймят областных чиновников вообще и регионального министра здравоохранения Андрея Цветкова в частности.

«Осенью делала операцию, – делится жительница Свердловской области Елена Журавлёва. – Именно такой должна быть больница в XXI веке. Прекрасные условия. Вежливый и внимательный персонал. Перед операцией неоднократно проинструктировали. Оперирующий врач всё объяснил. Анестезиолог тоже проконсультировал. Очередь на операцию – 8 месяцев. Я думаю, это не мало, а очень долго. Есть необходимость и желание обратиться ещё в УКРЛЦ. О каком сокращении квот может идти речь? Это антинародное решение!»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.